main page
Heart to heart
Bioethics
Advices
To grow thin
For doctors and students
Stories
About life...
Fatima, 1917
Photos
 
...и до скончания века!

ДЕЙСТВИЕ I
Иерусалим, 14 ниссана по еврейскому календарю. Дворец Ирода Великого, временная резиденция прокуратора Понтия Пилата. Утром Пилату доложили, что мятежник, несколько дней назад с триумфом вошедший в город и смущавший умы горожан, пойман накануне вечером и доставлен под вооруженной охраной. В роскошной комнате Пилата терпеливо дожидается СЕКРЕТАРЬ. Прокуратор Иудеи входит с начальником сотни, ЦЕНТУРИОНОМ. ПИЛАТ подходит к окну, не замечая приветствия секретаря, раздраженно смотрит в окно на Иерусалим, нервно постукивая пальцами по богатой рукояти своего короткого римского меча. С трудом оторвавшись от своих мыслей, обращается к ЦЕНТУРИОНУ.

ПИЛАТ: Проклятый город! Завоеванный Помпеем
сто лет назад, он так же дик и горд.
Как будто бы не Рим у этих стен овеян
бесстрашием и славою отборнейших когорт!
ЦЕНТУРИОН: Я не политик, я солдат, и ваш приказ
поднимет конные сирийские когорты!
Промчатся ураганом - и тот час
вам ненавистный город станет мертвым!
ПИЛАТ: Мы по другому справимся с Иерусалимом,
хотя в твоих словах большой соблазн,
но - долг пред императором и Римом -
священный долг! - удерживает нас.
Наконец прокуратор заметил СЕКРЕТАРЯ, недоуменно уставился на него:
А где привыкшие вокруг меня толпиться
первосвященники со свитой?
СЕКРЕТАРЬ: Ваша честь!
Они боятся накануне Пасхи оскверниться,
войдя в дом иноверца...
ПИЛАТ: Эта спесь
взбесит кого угодно! Что они хотели?
СЕКР: Они в саду, с толпой...
ПИЛАТ: Да, слышу крик.
СЕКР: Хотят казнить преступника из Галилеи.
ПИЛАТ: Вина записана?
СЕКР: Вот манускрипт.
Секретарь подает документ Пилату, тот резким движением берет его, но читать не торопится, что-то раздумывая про себя. Конечно же, он знал местные традиции, знал, что ни один еврей не войдет в дом язычника во время пасхальных празднеств, но сегодня его это почему-то задело.
ПИЛАТ: Они боятся оскверниться в моем доме,
но всех своих врагов ведут сюда,
чтоб я, подписывая смертный приговор им,
скрывал интриги их под маскою суда.
Сын плотника из Галилеи... А тетрарх
Антипа с этим делом ознакомлен?
Он , как верховный галилейский иерарх
с преступником поступит по закону.
СЕКР: Тетрарх Антипа с делом ознакомлен,
но отказался сделать заключенье,
и смертный приговор Синедриона
направил к вам на утвержденье.
ПИЛАТ:
Антипа стал любезен!
Что ж, введите арестованного!
Солдат вводит связанного ИИСУСА, с кровоподтеками на лице, пересохшими, потрескавшимися от жажды губами. Пилат некоторое время с интересом смотрит на Него
Да-а!
Тетрарх тебя допрашивал с пристрастьем...
Освободите руки. Там вода.
Он указывает Арестованному на кувшин с водой. ИИСУС жадно пьет, едва удерживая кувшин в затекших, дрожащих руках. ПИЛАТ с некоторым удивлением продолжает рассматривать Арестованного.
И что мне делать с сим несчастным?
Все обвиненье смехотворно - он
проповедник безобидный. Не стоило вести его сюда!
ЦЕНТУР: Продемонстрируйте для варваров закон
и справедливость римского суда.
Прекрасная возможность показать,
что в Риме право - высший государь,
и этим лицемеров наказать!
ПИЛАТ: Отлично, друг!
Пилат медленно подходит к Иисусу, смотрит презрительно, широко расставив ноги
Ты - иудейский Царь?
ИИСУС: Ты сам решил так, или кто другой
тебе сказал все это обо мне?
СОЛДАТ: Как смеешь отвечать так прокуратору?
ПИЛАТ: Постой!
Ответь, Ты - Царь?
СОЛДАТ: Ну, быстро: да иль нет?
ИИСУС Ты говоришь!
ПИЛАТ: Так почему ж народ
с первосвященниками предали тебя?
Где армия, полиция, весь тот оплот,
что защищает настоящего царя?
ИИСУС: Не понял ты. На то родился и пришел
Я, чтоб свидетельствовать Истину народу.
Есть Царство Истины - не от мира сего,
и в нем - Я Царь!
ПИЛАТ: И Истине в угоду
Ты даже не боишься лютых пыток?
А что такое истина, философ?
Свет истины настолько тускл и зыбок -
не многие пойдут за ним в дорогу.
ИИСУС: Ты прав - не каждый видит этот Свет,
но всякий, кто от истины,
услышит мой зовущий глас...
ПИЛАТ: Довольно, мне понятен твой ответ.
обращается к центуриону
Он не опасен, как и весь его рассказ...

ДЕЙСТВИЕ II
В саду, куда на помост вывели ИИСУСА, терпеливо дожидались, несмотря на жару и праздничный день, первосвященники АННА и КАИАФА, в окружении нескольких членов Синедриона и толпы зевак.
ПИЛАТ: Я вас приветствую, священные мужи.
Суд так решил, подробно дело разобрав,
что в смерти Проповедника нет никакой нужды.
Я отпущу Его, примерно наказав.
КАИАФА Но Он повинен смерти!
ПИЛАТ Если так,
тогда суди его в Синедрионе и убей.
АННА Не можем никого мы смерти предавать,
но если б был Он не злодей,
мы не предали бы его тебе.
ПИЛАТ В деяниях Его я не нашел вины!
ЦЕНТУР Они сегодня явно не в себе!
ПИЛАТ Так почему настаиваете вы?
Бунт против римского имперского суда?
ПИЛАТ с угрозой вперил взгляд на первосвященников. Он победил в этой маленькой стычке, ставкой в которой была чужая жизнь.
Ну хорошо, я обещаю это вам забыть:
имею право перед Пасхою всегда
я одного из осужденных отпустить.
Я отпущу Его - Царя!
АННА Желаем мы, чтоб отпустил Варраву!
ПИЛАТ Кого? - разбойной шайки главаря?
КАИАФА Варраву! Не Царя! Варраву!
ПИЛАТ (указал на Иисуса) Плетью Его!
ЦЕНТУР Прокуратор не бросает слов на ветер зря!
ЦЕНТУРИОН вместе с солдатом одевает багряницу и венец на Иисуса,
привязывают Его и начинают бить тяжелым бичом со свинцовыми шипами. Удары со свистом рвут тело, превращая спину в кровавое месиво. ИИСУС хрипит при каждом ударе бича, болезненная гримаса изменила черты, губы что-то неслышно шепчут...
Радуйся, Царь Иудейский!
ПИЛАТ Поскольку нет на Нем вины,
Он выйдет к вам, чтоб жить!
АННА Распни Его, распни!
ПИЛАТ Вот - Человек!
КАИАФА Распни!
ПИЛАТ За что, за что хотите вы Его убить?
АННА Он Сыном Божиим себя назвал -
за это смерть!
КАИАФА Народ Он к бунту подбивал -
за это смерть!
АННА Грозился Храм разрушить -
за это смерть!
КАИАФА Он нарушал субботы -
за это смерть!
ПИЛАТ Чушь полная! Что за напасть!
к Иисусу, в страхе
Кто Ты? Откуда Ты?! Не сметь молчать!
Ведь знаешь - я имею власть -
власть отпустить, и власть распять!
ИИСУС Ты не имел бы власти надо мной,
если б не было дано тебе свыше.
Не бойся, выполняй свой долг -
кто предал меня - тот боле грешен.
АННА Посмеешь отпустить - ты кесарю не друг!
КАИАФА Противник кесарю, назвавшийся Царем!
ПИЛАТ Вот Царь ваш!
КАИАФА Ты распни Его, долой!
ПИЛАТ Царя ли вашего распну?
ТОЛПА Нет у нас Царя, кроме кесаря ! Распни Его, распни!
ПИЛАТ проиграл. Но он не хотел выглядеть побежденным в этой борьбе за власть. Прокуратор посмотрел на арестованного. Невиновный стоял, тяжело дыша после побоев, только в глазах Его было что-то такое, чему трудно подобрать слова, что-то такое, что заставило привыкшего к смерти - чужой смерти - ПИЛАТА сделать последнюю попытку. Он демонстративно умыл руки.
ПИЛАТ Не виновен я в крови праведника!
ТОЛПА Кровь его на нас и на детях наших!
Распни Его! Распни!
Далее продолжать было бессмысленно. Пилат поднял правую руку. Толпа затихла, ожидая окончательного слова судьи. Насторожились Первосвященники, еще не поверившие в свою победу. Пилат бросил слова в толпу, как бросил камень

ПИЛАТ Ibis ad crucem! Ты будешь распят!


ДЕЙСТВИЕ III

Вечер. Комната прокуратора. ПИЛАТ угрюмо сидит в кресле, входит ЦЕНТУРИОН.
ПИЛАТ Ты сделал все, как я просил?
ЦЕНТУР Да, ваша честь, Он мучился недолго...
нерешительно
Распятый перед смертью всех простил...
ПИЛАТ Я это чувствовал.
смотрит на Иерусалим
Проклятый город...
Ну, что еще?
ЦЕНТУР К вам человек...
Иосиф из Аримафеи, член Синедриона.
Вчера он не был на суде...
ПИЛАТ Да, это имя мне знакомо.
Впусти его.
ИОСИФ Salve, Пилат!
ПИЛАТ Salve, Иосиф. Что случилось?
Что привело тебя сюда?
насмешливо
Ведь твое тело в моем доме осквернилось-
Не стал ли ты язычником?
ИОСИФ Да уж...
язычником не стал... А что до скверны -
она исходит не от стен, а наших душ:
грехом она зовется.
ПИЛАТ Это верно!
Но так не думают в Синедрионе,
кто ж научил тебя?
ИОСИФ Ты знал Его...
ПИЛАТ Мне надоели ваши проповедники с Сиона.
А-а-а! Ты имел в виду того...
ИОСИФ Которого сегодня ты убил!
ПИЛАТ Бродячий проповедник...
ИОСИФ Нет, Мессия!
ПИЛАТ Теперь-то что? Он мертв, кто б Он ни был.
вдруг раздражается
Упрямство иерархов истинно ослиное!
А что же от меня желаешь ты?
ИОСИФ Распятых похоронят в общей яме,
сегодня к вечеру освободят кресты.
Позволь Невинного оставить с нами,
похоронив отдельно.
Иосиф подает ПИЛАТУ кошелек с деньгами. ПИЛАТ берет деньги, в раздумье взвешивает кошелек в руке.
ПИЛАТ Центурион! Пусть тело отдадут для погребенья
Иосифу.
ИОСИФ Спасибо, ваша честь!
направляется к выходу
ПИЛАТ Постой, возьми обратно деньги...
ИОСИФ недоуменно смотрит на ПИЛАТА
Я досажу первосвященникам - мне это наслажденье.
А может быть, хоть так снискать у Мертвого прощенья...


ДЕЙСТВИЕ IV
Домик на окраине Иерусалима. Окна плотно завешены. Здесь от преследований прячутся ученики Иисуса - Петр, Фома и Иоанн. Они более в отчаянии, чем в страхе. Сидят молча, затем начинает говорить Петр. ни к кому не обращаясь, разговаривает со своим горем.
ПЕТР Самое главное нам сейчас -
это понять - что делать.
Учитель внезапно покинул нас...
ИОАНН Не создав школы, подобно Гиллелю,
не оставив скрижалей, как Моисей,
не написав книг, как пророки...
А мы - как слепые без поводырей,
как ручьи, у которых пересохли истоки.
ПЕТР Ребенком я помню восстание Гавлонита:
Однажды легионерами Квириния Вара
на моих глазах девочка была убита -
никогда не забуду этого кошмара.
Отряды римлян шли сквозь поселок,
искали повстанцев и, походя, просто так,
солдат направил лошадь на девочку,
у обочины что-то строившую из песка.
Лошадь растоптала ей грудь,
и она, беззвучно ртом воздух хватая,
парализованная болью, пыталась вдохнуть-
и не смогла... Маленькая, она все понимала.
Я не забуду ее глаз: в их глубине была такая боль
и ужас расставанья тела и души...
невинной в своей детскости души...
горестно замолчал
И на Голгофе то же повторилось вновь:
невинная душа и равнодушие убийц...
ИОАНН Он не имел так права умирать,
такая смерть - не для Мессии!
И как все это понимать?..
ФОМА Мы ожидали Царства Божия,
но думаю, что обманулись.
Учитель умер, как отверженный,
а небеса - не шевельнулись!
И ангел не унял агонии,
когда Он в муках умирал
Но что теперь-то толку сетовать:
Учитель обманулся Сам.
Теперь нас ищут как преступников,
собравшихся поджечь их Храм
Кто-то стучится в дверь!...
ИОАНН А вдруг это наши гонители?
ПЕТР Что ж, тогда примем смерть,
как принял ее Учитель...
Петр открывает дверь, входит радостная, счастливая Мария Магдалина
МАРИЯ Не грустите, братья и друзья,
радуйтесь и веселитесь!
ИОАНН Эта женщина сошла с ума!
МАРИЯ Нет! Я с Саломеей была у гробницы.
Камень был сдвинут, и, заглянув в пещеру...
ФОМА вы убедились, что она пуста!
Мы знаем, враги наши выкрали тело.
МАРИЯ Да нет же, нет же, не так!
Я увидела человека, решила - садовник,
спросила об Учителе, но как он произнес: "Мариам..."
такой до боли знакомый голос,
что я упала к Его ногам...
ПЕТР Ты не узнала Его вначале?
И лишь по голосу? Ну что за причуды?
МАРИЯ Но мне ведь слезы глаза застилали...
ПЕТР От горя совсем потеряла рассудок,
сядь, отдохни, Магдалина, поешь.
Здорово ж от тебя досталось незнакомцу...
МАРИЯ То был учитель, Он сказал: "Не прикасайся ко мне,
Я еще не взошел к моему Отцу".
Он велел передать вам одну
очень важную фразу:
Восхожу к Отцу моему,
и Отцу вашему,
и к Богу моему,
и Богу вашему.
Внезапно яркий свет заливает комнату и появляется ИИСУС
ИИСУС Мир вам!
ИОАНН Если ты призрак - уйди от нас!
ИИСУС Есть ли у вас какая пища?
Иисус берет со стола хлеб, преломив,
подает своим ученикам, говоря

Как послал меня Отец, так и Я посылаю вас.
МАРИЯ Да неужели не видите - это Учитель!
ФОМА Не увижу ран от гвоздей - не поверю!
ИИСУС Подай руку твою, Фома Близнец.
Что ж ты в смятении и растерян?
ФОМА подает руки ИИСУСУ, в следующее мгновение падает на колени
Господь мой и Бог мой!
ИИСУС Ты уверовал наконец!
Блаженны не видевшие и поверившие!
ПЕТР Ты с нами теперь, Учитель?
ИИСУС Отныне, и до скончания века!
Идите,
и научите любить весь мир, каждого человека,
как Я возлюбил,
крестя их во имя Отца,
и Сына,
и Святого Духа.
ИОАНН Сегодня в Храме мы помолимся усердно
и жертву принесем за то, что жив Ты!
ИИСУС Не это важно. Будьте милосердны.
Я милости хочу от вас - не жертвы...

ИИСУС исчезает. Ученики некоторое время смотрят друг на друга,
радостные и взволнованные, затем ПЕТР начинает петь молитву,
остальные подхватывают ее, становясь на колени
Pater noster, qui es in caelis:
sanctificetur nomen tuum;
становятся на колени
adveniat regnum tuum;
fiat voluntas tua,
sicut in caelo et in terra.
Panem nostrum quotidianum
da nobis hodie;
et dimite nobis debita nostra,
sicut et nos dimittimus
debitoribus nostris;
et ne nos inducas in tentationem;
sed libera nos a malo.

 

©Доктор Довгань, кардиохирург